Вхід

Владислав Бухарєв дав перше інтерв’ю на посаді глави Служби зовнішньої розвідки

Сьогодні глави Служби зовнішньої розвідки Владислав Бухарєв, який донедавна був народним депутатом від Сумщини, дав інтерв'ю журналісту Цензор.нет Юрію Бутусову.

- Расскажите о себе, как вы пришли в СБУ, как сложилась карьера?

- Я поступил в Киевское высшее военное инженерное училище связи, закончил по специальности инженер засекреченной автоматической связи. Учили нас фундаментально, это было одно из лучших учебных заведений связи. В 1991 году я должен был быть направлен по распределению на службу на спецкоммутатор связи "Рубин-СК" - это система связи военного и политического руководства СССР в Москве. Но СССР рухнул, в Киеве работы по моей специальности не было, надо было выбирать – карьера или Родина. Долго думать не пришлось - меня пригласил на встречу сотрудник только что созданной Службы безопасности Украины, и говорит: "Зачем тебе ехать в Москву, у тебя здесь все корни, близкие, мама, а там уже другая страна, ты нам нужен в Киеве". И я принес присягу на верность народу Украины. Меня направили в десятое управление, в учетно-справочное подразделение, открытое название – "архивное". Это была картотека спецслужбы – агентура, личные дела, оперативные материалы. Я вначале расстроился. Но вскоре я понял, что СБУ нужны были высококлассные инженеры связи, потому что учеты и архивы надо было переводить в электронный вид. Вся эта особо секретная работа выполнялась моей группой. Я перезнакомился со всей службой, потому что в картотеку за информацией приходили абсолютно все – от генералов до рядовых оперов, и я разобрался в специфике работы различных подразделений, мне это дало важное понимание мотиваций и характеров личного состава. И вскоре произошел случай – в Киеве впервые проводился первый Всемирный конгресс украинцев. Для обеспечения безопасности были привлечены все оперативные подразделения, но людей не хватало, и на усиление направили всех, наше архивное подразделение тоже давало людей, и, конечно, меня как молодого, отправили первым. Я попал в подчинение Анатолия Леонидовича Кожемякина – начальника главного управления "К" (это был отец Андрея Кожемякина, сейчас - народного депутата, - ред.). И после завершения конгресса генерал Кожемякин подходит ко мне и спрашивает: "Парень, а чего ты сидишь в архиве? Иди ко мне опером!" Конечно, я обрадовался, что мне предлагают живую работу. Когда я пришел в "К" - в центральном аппарате работало не более 100 человек, но мы постоянно были в деле, не тонули в бумагах и отписках, а проводили операции и давали результаты. И тут же после моего перевода в "К" создали новое подразделение – по борьбе с незаконным международным оборотом наркотиков. Его возглавил Владимир Андреевич Тимошенко. И я стал одним из первых сотрудников этого подразделения.

Там я прослужил 14 лет – от оперработника до замначальника главного управления "К". Я прошел все ступени, нигде не перепрыгивал через должности.

- Какие операции вы проводили, за что вам вручили медаль ФСБ РФ?

- Я отвечал за борьбу с международным наркобизнесом, и у меня было немало грамот и знаков отличия от зарубежных спецслужб и правоохранительных органов других государств, прежде всего от США, стран НАТО, мы тесно взаимодействовали со спецслужбой США по борьбе с наркомафией ДЕА и Минюстом США. Мало кто понимает, какой был масштаб в те годы переброски крупных партий наркотиков через Украину. После распада СССР и распродажи судов советских судоходных компаний десятки тысяч наших моряков оказались выброшенными на улицу. Людям отчаянно была нужна работа, и они за любые деньги соглашались работать за рубежом, украинцы быстро вошли в топ-3 по найму моряков в мире. Естественно, что многих наших моряков к своим операциям привлекала международная наркомафия, ведь основные перевозки осуществляются судами. Разумеется, когда на тысячах судов плавают украинцы по всему миру, то они многое видят, что происходит на судах. Это очень ценные источники информации, и никто кроме нас не смог бы выстроить с нашими моряками более доверительных контактов. Мы выявляли маршруты движения наркотиков не только через Украину, но и из Колумбии в США, например.

Была такая операция. Шел океанский сухогруз, а в его носовом отсеке ночью прямо в палубе вырезается люк, в отсек укладывается цепь, на которой закреплены емкости с героином – десятки килограммов. Люк заваривается, камуфлируется, никакой досмотр это уже не обнаружит. Сухогруз в порт не заходит, но на отмели близ территориальных вод США также ночью тайник вскрывают, и груз наркотиков сбрасывают за борт, обозначая место закладки маяком.

Допустим, рядом шикарная океанская яхта, там, где владельцы, казалось, постоянно фестивалят, музыканты, девушки. И вот эта яхта становится на место, где был сухогруз, и пока там изображается веселье, водолазы ныряют и быстро поднимают груз наркотиков на борт и идет в Майами. Никто их не досматривает, такую переброску можно обнаружить только оперативным путем, если оба моряка – наши агенты. Именно такой способ переброски наркотиков в США вскрыло наше подразделение СБУ. Вот за это нас ценили и американцы и другие зарубежные коллеги – за организацию большого агентурного аппарата за рубежом, который постоянно давал нам результаты.

Еще одна широкомасштабная международная операция, которую производило мое подразделение совместно с спецслужбами США – это уничтожение международных лабораторий по производству героина в Афганистане. Для производства героина требовались так называемые прекурсоры – химические реактивы, обеспечивающие его очистку. Они не находятся в свободном обороте, но их можно легально перевозить, имея лицензию, их закупают для различных целей по всему миру. Такие прекурсоры производились в Украине, в Черкассах, так называемый р-2-р (один - фенил, два - пропанон) - "пи-ту-пи". Они фасовались в 200-литровые бочки. Мы понимали, что у международной наркомафии есть большая потребность в прекурсорах, и наша агентура дала нам информацию, что эти вещества закупаются в Украине, а документы для перевозки фальсифицируются. Тогда мы начали операцию по установке радиомаяков в разные партии бочек. Мы наладили контакты со спецслужбами Германии и США, и передали им частоты наших радиомаяков. И вскоре обнаружилось, что некоторые партии бочек с прекурсором меняют маршруты и заходят в Афганистан. Как только бочки завозились в афганскую лабораторию, становилось понятно – в этом месте делают героин. Американцы получали точные координаты, и эти базы уничтожались ударами авиации и наземных войск. За такие операции выражались благодарности США на высшем уровне и руководству СБУ, и руководству Украины.

Были каналы переброски наркотиков через Украину – например, я лично принимал участие в задержании в Никарагуа наркодельца по фамилии Ларин, гражданина Украины, который организовал переброску кокаина из Колумбии. Власти Никарагуа на торговлю наркотиками смотрели сквозь пальцы, и нам пришлось действовать на их территории без всяких санкций и разрешений. Мы вылетели за Лариным сами, нашли его, задержали, провели обыск без огласки и вывезли в Украину, он пошел в тюрьму. Мои контакты с американцами позволили нам обеспечить коридор для вывоза наркодельца, которого мы вывезли без всяких разрешений.

Поскольку на тот момент руководство Украины проводило курс на мирные добрососедские отношения с РФ, и поскольку у нас общая граница с РФ, то, разумеется, у нас было немало операций по отслеживанию и ликвидации каналов перевозки наркотиков.

Например, под моим руководством было проведено известное задержание Анастасии Ворониной-Франсишко, дочери знаменитой актрисы Федосеевой-Шукшиной. Анастасия регулярно перевозила героин из Пакистана в Киев и Москву, об этом была надежная оперативная информация, ее полностью обыскивали в Узбекистане, Украине, России – и всегда безрезультатно. Героин – самый дорогой вид наркотиков. Что мы ни делали - даже в лифте ее дома поставили камеру, но не могли понять, как именно она провозит. И вот она снова прилетела в Киев и выезжает на поезде в Москву. Но нельзя же просто так позволить водить нас за нос, у нас тоже азарт – и я с оперативной группой выезжаю за ней, смотрим, возможно, она себя чем-то выдаст. И при пересечении границы я снова распоряжаюсь провести досмотр. Она спокойно себе пьет чай. А поезд не ждет, его нельзя держать до бесконечности, но я решил, что мы завершим досмотр несмотря на то, что поезд уже выехал в Россию. Мы составили список ее вещей, и заметили, что единственная вещь, которую Анастасия берет с собой при всех поездках, и которая с ней в поезде – это два термоса с чаем. Термосы китайские, заводское производство, все герметично, его явно нельзя раскрутить, и тем не менее мой оперативник решил разломать один из термосов прямо в вагоне. Вскрыли термос, и тут его колба треснула, и из колбы сыпется чистый героин! А окна в вагоне раскрыты, сквозняк, и героин разлетается по всему общему вагону! Поездка у пассажиров там выдалась веселая, героин был чистый, это сотни доз, а мы едва успеваем собрать спичечный коробок для доказательств. Я очень обрадовался, что во втором термосе, который мы открыли затаив дыхание, тоже оказался героин. Воронину-Франсишко мы со всеми уликами передали россиянам в Брянске. Это была типичная операция того времени, ничего особенного, кроме известного имени не было. В 2004-м в Киеве в СБУ проходило совещание руководителей спецслужб США, Европы и РФ по проблеме трансграничной наркомафии, и многим участникам, в том числе и мне, россияне вручили медаль ФСБ. Я и не носил ее никогда, у меня есть два украинских ордена "За заслуги". Сейчас медаль ФСБ я выбросил, мне никакие почести от агрессора не нужны.

- Но зачем вы писали в своей предвыборной листовке в октябре 2014-го, что у вас медаль ФСБ? Хотели произвести впечатление на пророссийский электорат?

- Да нет, это глупая история. Поручил помощникам дать информацию обо мне для предвыборной листовки в Цетральный Штаб "Батькивщины", они взяли информацию из личного дела, сделали макет и небольшой тираж, там оказалась и медаль ФСБ, а потом, все, кто видел, возмутились, и я сразу приказал уничтожить эту глупость. Но конкуренты все-таки получили эту информацию и образец листовки и активно использовали против меня. Это легко проверить, ни одной такой листовки никому не раздавали, произошло недорозумение, ошибку исправили, и люди получали от меня информацию без упоминания ФСБ. Хотя приходилось объяснять этот факт и я даже сделал по этому поводу пост в Фейсбуке.

- Давайте вернемся. Как проходила служба после главка "К"?

- Затем меня направили на два года на должность замначальника главного управления СБУ в Крыму. В 2007 году решением премьер-министра Юлии Тимошенко меня назначили на пост начальника налоговой милиции, прослужил там два года. Но на выборах 2010 года победил не Янукович, а Россия, и к власти пришел режим, которому СБУ была не нужна. Поэтому я уволился со службы вообще. Путин готовил захват страны, и Янукович был мостиком для ее сдачи.

- Что вы делали после увольнения?

- Я был военным пенсионером. Помощником народного депутата Кожемякина Андрея Анатольевича. Консультировал многих людей по вопросам безопасности, потому что при бандитах любой бизнес был объектом атаки. Разумеется, когда началась революция, я всеми силами поддерживал Майдан. Регулярно был в штабе, добывал определенную информацию о планах и действиях силовиков Януковича. Как вы помните, в феврале 14-го, когда мы с вами виделись, обнаружил слежку и за вами лично.

- Да, это было впечатляюще, когда вы подошли к сидевшей рядом в углу паре, и спросили его: "Юра, привет, как дела, ты что, следишь ту за кем-то?", а он вытянулся по стойке смирно: "Добрый вечер, товарищ генерал!"

- Да, так получилось, что я знал этого офицера, сотрудника отдела "Т", которому поручили за вами следить, он работал в киевском главке. СБУ Янукович применял для давления на всех несогласных с его режимом. Поэтому, когда революция победила, у меня не было сомнений, что делать. Новая власть при наличии в РФ президента Януковича действовала осторожно, власть стала коалиционной, СБУ получила фракция "Удар", Валентин Наливайченко. И.о. президента Александр Турчинов назначил меня первым заместителем главы СБУ - начальником главка "К", он меня хорошо знал, потому что он возглавил СБУ в 2005-м, и я регулярно ему докладывал о наших операциях. А в 14-м году Турчинов меня сразу направил на решение сугубо военных задач. Вначале он рассчитывал, что ликвидировать террористов сможет Антитеррористический центр СБУ, но на войне далеко не все руководители оказались способны дать приказ стрелять. Поэтому после захвата Славянска отрядом ФСБ Гиркина меня также отправили туда. Местные структуры СБУ были, к сожалению, недееспособны, надо было строить работу на месте своими силами.

- Какие у вас были задачи и какие конкретно операции вы проводили на Донбассе?

- Турчинов поставил задачу – использовать все возможности для защиты Украины на Донбассе. Надо было уничтожать террористов, но избегать ущерба для мирных жителей. Для таких действий СБУ нужно было подобрать надежных местных людей, которые не вызывают подозрений, могут перемещаться по всему Донбассу и проходить по своим документам любые блокпосты террористов, вести разведку, проводить воинские колонны, люди, которым можно доверить оружие. Одним словом, нам было необходимо создать агентурно-боевую группу. С собой я собрал надежную группу офицеров главка "К", которые были мотивированы защищать Украину. Мы действовали совместно с подразделениями контрразведки. Это было время проверки на прочность, и сразу стало ясно, кто и чего стоит.

Тогда многие руководители уклонялись от ответственности, не хотели и боялись воевать, надо сказать честно. Я никогда не звонил наверх и не спрашивал, что мне делать в той или иной ситуации, стрелять или нет, задерживать или нет. Смешно сейчас слышать, когда кто-то жалуется, что "Турчинов не дал команду стрелять" - все необходимые приказы руководство страны выдало, я свидетель. Но прежде всего, я глубоко убежден, что украинский военнослужащий не должен ждать никаких приказов, если он видит, что враг нападает на нашу страну и наших граждан. Родина доверяет нам защиту, и мы обязаны действовать самостоятельно, согласно присяге народу Украины и Конституции. Руководство страны само ждет от военных профессиональных действий, и ответственность на нас. И мы делали в 2014-м немало того, о чем нельзя рассказывать, но необходимо в критических условиях, потому что что в Украине нет законодательной базы для эффективной борьбы с диверсантами и террористами.

Выяснилось, что большинство местных жителей на Донбассе были зазомбированы пропагандой против Майдана, "хунты", смотрели только российское телевидение. Представьте, как тяжело было, заходишь в село, устанавливаешь контакт, а к тебе сходится толпа, и говорят: "Уходите, мы боимся, что "правосеки" приедут и всех поубивают, мы не хотим с вами говорить". В апреле-мае антиукраинская агитация велась на Донбассе открыто, даже воинские части блокировались и останавливали колонны. У нас не было времени переубеждать людей словом – войну слов Украина на Донбассе тогда проиграла, надо было показать силу.

Нам удалось очень быстро наладить работу с местными настоящими патриотами Украины. Особо хочу отметить выдающегося человека, имя которого я пока не имею права называть. Его позывной – "Лесник", моим решением он был назначен командиром агентурно-боевой группы, которая вскоре разрослась до 26 человек. Я организовал машину со всем необходим военным оснащением, и мы в кратчайшие сроки вооружали всех наших новых сотрудников, которые были на контакте с различными подразделениями СБУ. Были проблемы с нехваткой снайперских винтовок – и мы содействовали "Леснику" в приобретении высокоточного оружия. "Лесник" отлично отработал при штурме блокпоста на комбикормовом заводе 2 мая, и после этого они выполняли широкий объем задач – группа "Лесника" кроме разведки и проводки колонн также проводила диверсии, участвовала в штурмах блокпостов. Они выполняли первый обмен двух наших нацгвардейцев под Славянском, есть видео. "Лесник" в ночь перед выходом банды Гиркина сумел освободить трех украинских офицеров, которые были захвачены террористами, и их террористам вывезти не удалось.

Они же, к слову, были проводниками министра обороны Гелетея при входе в Славянск.

Мне сейчас также было приятно встретить в Киеве Игоря Лукьянова из Краматорска, позывной "Маклауд". Это тоже разведчик СБУ, который внедрился в отряд Гиркина и передавал нам ценнейшие сведения. Тогда, в начале мая 2014-го, он сам как доброволец решил бороться с оккупантами, также получил от нас необходимые знания и оружие, действовал бесстрашно. Игорь потом отличился в составе 25-го мотопехотного батальона "Киевская Русь" в сражении за Дебальцево, удостоен общественной награды Народный герой Украины.

Владислав Бухарєв, голова СЗР: Зовнішня розвідка не була цікава керівництву країни довгі роки. Щоб домогтися перемоги, розвідка мусить стати пріоритетом 02
На фото слева-направо: командир агентурно-боевой группы СБУ позывной Лесник; Владислав Бухарев; молодой доброволец, разведчик СБУ, военнослужащий ВСУ, Народный герой Украины Игорь Лукьянов. Встреча спустя пять лет после событий под Славянском.

Хочу отметить и группу офицеров СБУ из главка "К", которые работали со мной на Донбассе. Они не сидели в тылу, а рисковали собой. Один из офицеров, который сейчас возглавляет одну из силовых структур, вывез на суд на нашу территорию через блокпосты террористов "народного мэра Тореза", и ряд других пособников.

- А почему в таком случае президент Порошенко вас уволил 7 июля 2014-го?

- Наверное, хотел иметь лояльного себе человека для решения своих вопросов. Меня уволили, когда я находился под только что освобожденным Славянском. Я расстроился, конечно, более четырех месяцев круглосуточно действовал на пользу Родине, моя совесть была чиста, я коммерцией не занимался. Меня убрали, ничего не спросив и не поинтересовавшись результатами работы - значит, интересы были другие. Я приехал к руководителю СБУ в АТО Василию Грицаку, передал ему самое ценное, что у меня было – наших патриотов-агентов на связь. И они продолжили войну, и добились успехов, о которых когда-то будут писать книги.

- А почему вы не нашли общий язык с Порошенко, почему пошли в "Батькивщину"?

- Я понял, что не могу сработаться с Порошенко и его людьми также, как не мог работать с Януковичем, главку "К" изначально поставили задачи, из-за которых и Юрий Артюхов, и Павел Демчина стали позднее героями скандальной хроники. Марионеткой я служить не хотел. И осенью 2014-го пошел на выборы при политической поддержке ВО "Батькивщина" по своему родному избирательному округу в Лебедине Сумской области. Выиграл выборы и вошел в состав депутатской фракции "Батькивщины" - не будучи членом партии. Почему? Я помнил, что во времена Януковича многие боялись, Порошенко, например, пошел в правительство Азарова, в то время как его друга Луценко бросили в тюрьму. А Тимошенко не договаривалась, и ее тоже "закрыли".

- А ваше согласие возглавить СВР – означает разрыв с "Батькивщиной"?

- Юлия Владимировна поздравила меня публично с назначением. Но все в "Батькивщине" знают, что я ничем не был связан, никаких обязательств, я не был членом партии. А о моей дружбе с "95-м кварталом" все знают, я никогда не скрывал, что для меня это очень личное. В разведке я смогу более эффективно послужить Родине, чем в зале парламента.

- Что вас связывает с Зеленским, когда вы познакомились?

- Трудно уже вспомнить, когда это было. Мы знаем друг друга более десяти лет, мне давно нравилось их творчество, смелость, с какой они делали сатиру на власть. Давайте вспомним: ведь они никого не боялись, когда другие молчали. Я начал ходить на концерты "95-го квартала", еще когда они начинали в КПИ. Мне это просто нравится, и мы постепенно познакомились. И вот однажды я предложил им приехать в мой родной Лебедин, дать там концерт. И представьте себе, они согласились! Сразу хочу сказать – я никогда не нанимал "95-й квартал" за деньги, это просто личные отношения. Они приехали в Лебедин сами, "квартальцы", кстати, часто так делают. Например, сколько они дали бесплатных концертов и в зоне АТО, и в воинских частях. И это еще одна причина, почему я очень уважаю эту команду.

- То есть вот эти огромные концерты "95-го квартала" в Лебедине – вы это не финансируете?

- Конечно, нет. Это началось с 2015-го года, и для меня честь, что с тех пор "95-й квартал" внес Лебедин в свой график выступлений. В этом году, кстати, тоже на 23 августа в графике концертов у них остается Лебедин, интересно, кто теперь будет у них свободен от государственной службы, чтобы приехать. "Огромными" концерты "квартала" стали не потому, что это я так сделал, а потому, что для людей это событие, и приезжают действительно десятки тысяч. Концерт проводится в чистом поле, в прошлом году было около 100 тысяч человек со всей Сумской области.

- Вы считаете профессиональным решение Зеленского назначить вас в СВР по дружбе, вы же не были раньше разведчиком?

- Давайте разберемся. Во-первых, у меня большой и успешный опыт работы за рубежом и создания эффективного агентурного аппарата, у меня налаженные контакты с западными спецслужбами.

Во-вторых, я прошел всю служебную лестницу вплоть до должности первого заместителя председателя СБУ, считаю себя профессионалом, который может предъявить результаты работы.

В-третьих, я получил опыт управления во время войны с Россией, я в санкционном списке РФ, и сделаю все, чтобы добиться освобождения нашей страны от оккупации, готов брать ответственность за поступки на себя.

В-четвертых, я знаю многих сотрудников Службы внешней разведки, когда-то она входила в состав СБУ, туда перешли многие сотрудники СБУ, и смогу в самые короткие сроки вникнуть в специфику.

И наконец, в-пятых, я считаю, что на такую должность Верховный Главнокомандующий как раз должен подбирать людей, которые пользуются доверием, имеют контакт, это нормальная практика и для западных спецслужб. Мы видим, что невнимание к данным разведки во время войны с РФ не раз приводило руководство нашей страны к неверным выводам по обстановке и иногда - к трагическим последствиям как это было под Славянском, в Иловайске и Дебальцево.

- Когда вы заработали на дом и квартиры в Киеве и в Крыму? Откуда 15 миллионов на подарок дочери, мог ли скопить это честным трудом генерал СБУ и его жена – учительница?

- Ничего сверхъестественного в моих доходах нет. Я получил две готовые квартиры от СБУ на Харьковском массиве и в Крыму, много лет жил там, недвижимость приобретенная появилась не сразу, а уже когда мне было за 50 лет, я стал генерал-лейтенантом. Я часто был за границей по служебным вопросам, проводил операции, у меня были командировочные, и мы с женой делали определенные сбережения. Деньги на строительство брали в долг. Поскольку семья росла, нужна была жилплощадь, во время строительного бума в 2000-х годах вложили средства по инвестиционному договору в постройку квартиры на улице Белорусской, в доме, который еще не был построен, поэтому цена была доступная. Эту квартиру мы недавно решили подарить дочери, я попросил нотариуса дать честную оценку квартиры, ничего не занижать. Нотариус посмотрела по интернету цены и сразу вписала, цену вписали раз в десять выше, чем была цена покупки. Я не дарил деньги дочери, поймите – в декларации указана стоимость квартиры, она подорожала, конечно, после постройки дома, ну и место популярное оказалось.

- Ну у вас еще и дом в Вишенках, и в Крыму квартира…

- По квартире я объяснил, а что, Вишенки – это какое-то элитарное место? Там одна из самых низких цен на землю - это не Козин и не Конча-Заспа. И нам эта земля досталась даром – ее когда-то получил тесть, нам перешла в наследство, 25 соток. И строили мы дом долго, все покупалось постепенно, кирпичи в одном месте, кровля в другом, заказывали, ждали, строили. Сразу говорю про Крым – мне там уже ничего не принадлежит, когда я служил, мне предоставили квартиру, но я свой выбор сделал в 14-м сразу, у меня теперь ничего там нет.

Когда я был депутатом, я попал под санкции РФ, потому что я голосовал за все законы, которые были направлены на защиту Украины от российской агрессии. Поэтому тема Крыма для меня закрыта.

- Но вы два года руководили налоговой милицией, и оценки неоднозначные вашей работы звучат.

- Если вы в нашей стране за что-то несете ответственность, то вы обречены на неоднозначные оценки. Смотрите, когда пришел Янукович, то Клименко и многие другие очень хотели меня в чем-то разоблачить, как человека, работавшего в Кабмине Тимошенко, чтобы выдвинуть дополнительные обвинения против нее. Искали случаи незаконных действий налоговой милиции, но никаких скандалов при мне не было, я никого не грабил, не отжимал бизнес, не унижал и не оскорблял. Меня перетрясли вместе с семьей и всем имуществом. Они искали любую зацепку – и ничего незаконного не установили. Так что никаких обвинений против меня выдвинуть не удалось.

Более того, все мое имущество я полностью задекларировал еще работая в СБУ, потом каждый год подавал декларацию как народный депутат. Мое состояние не выросло, квартира, подаренная дочери, там уже была в декларации. Я честно задекларировал все, что у нашей семьи есть. Меня также проверяли все службы и НАПК, потому что я был депутатом "Батькивщины". Все то же самое имущество у меня было и в предыдущие годы, но сенсацию из этого решили устроить только сейчас, после назначения в СВР.

- Вы будете засекречивать свою декларацию?

- Будучи сотрудником СБУ я тоже имел возможность не декларировать свое состояние. Но я это право не использовал, моя декларация подается каждый год и она открыта. Я не собираюсь закрывать свою декларацию и после назначения в Службу внешней разведки. Мое мнение – секретность необходима оперативным работникам, а руководители спецслужб - это публичные деятели, они обязаны подавать декларации, чтобы обеспечивать общественный контроль.

- Что вам сказал президент Зеленский, подписывая ваше назначение?

- Сказал, что мне доверяет одну из важных для страны структур управления, от которой во время войны многое зависит. Что нельзя повторять событий начала войны и что нельзя подвести.

- В каком состоянии сейчас СВР? Ведь во внешней разведке, несмотря на войну, более двух лет не назначался начальник, правили сплошные исполняющие обязанности. Потом Божка на несколько месяцев поставили и сразу сняли.

- Я увидел, что внешняя разведка не была интересна руководству страны долгие годы. Президент Зеленский поставил мне задачу – сделать разведку эффективной. Препятствий много. Какие цели работы, какие достигнуты результаты? Аппарат раздут в ущерб оперативным подразделениям. Большое число исполняющих обязанности начальников говорит об отсутствии нормального управления, провалах кадровой политики. Все это надо исправлять и поднимать возможности внешней разведки. Главное – создать условия, чтобы в разведку шли не "мажорные сынки", а мотивированные патриоты. Чтобы были стимулы для прихода людей, которые готовы к сильным вызовам и рискам в жизни, способные интеллектуально противостоять сильным российским спецслужбам, умеющие опережать и прогнозировать действия врага.

- После первого тура выборов президент Порошенко объявил об увольнении скандально известного первого зампреда СВР Семочко. Но, говорят, Семочко иногда еще зачем-то приезжает в СВР.

- Конечно, приезжает, ведь Петр Алексеевич на самом деле слукавил, Семочко де-факто находится на воинской службе в распоряжении Службы внешней разведки. Объявил об увольнении – но не уволил. Ну что ж, будем решать эту проблему.

- Какой будет политика Зеленского, какие задачи будут у разведки, нет ли угрозы заключения мира путем капитуляции?

- У меня нет ни малейших сомнений, что новое руководство Украины будет защищать национальные интересы, говорю это исходя из задач, поставленных мне президентом. Победа придет, когда разведка даст руководству страны точное понимание врага и его возможностей, укажет риски и угрозы, чтобы принимать правильные решения и правильные стратегии. Чтобы добиться победы, разведка должна стать приоритетом.

Юрий Бутусов, "Цензор. НЕТ"







ПО ТЕМІ:



ОСТАННІ ОГОЛОШЕННЯ:



НОВІ ВАКАНСІЇ


Loading...

ОПИТУВАННЯ

Хто був кращим губернатором Сумщини?

Loading...